Портал о новостройках

Бегущая стройка новости + объекты

СтройОбзор открыл Группу  в Facebook "Строители Харькова"    //   Все акции и новостройки от застройщиков - в разделе Новостройки Харькова

Николай Толмачев: нам всем нужно объединяться вокруг простых ценностных идей!

Европа сегодня окончательно отказывается от мусоросжигательных заводов, объявляет мораторий на их строительство и постепенно будет выводить из эксплуатации старые, отметил  генеральный директор компании «ТММ» Толмачев Николай Григорьевич.

Но легко сказать: «Европа отказывается». В ЕС, по данным открытых источников, работает более 450 (!) мусоросжигательных заводов. Вы представляете, насколько веской должна быть причина, чтобы принять решение о постепенной остановке целой индустрии?! Той, что создает рабочие места, платит налоги, производит энергию, в конце концов. И какой веской должна быть, чтобы нанести удар по смежным отраслям, которые работали на технологическое обеспечение и обслуживание всех этих МСЗ. У причины есть название – экология.

И об этом аспекте обращения с ТБО нужно говорить в полный голос, особенно нам. Ведь мы, в отличие от европейцев, даже не знаем толком, что едим, что пьем, и чем дышим. Не потому, что состояние окружающей среды в Украине остается вне поля зрения власти. А потому что пристальное внимание к экологии – привилегия, доступная экономически сильным странам. Пока мы бедны и стеснены в ресурсах, мы просто не в состоянии обеспечить эффективную экологическую защиту. Поэтому мы принимаем на себя правильные обязательства в этой сфере, в том числе международные, ставим задачу экологизации экономики в Стратегии устойчивого развития до 2020 года, но на практике далеко не всегда способны все это воплотить.

И вот уже по данным недавнего Всемирного экономического форума Украина занимает одно из последних мест в мире по состоянию экологии (97-е) и по защите природных ресурсов (115-е) из 137 стран. А Киев оказывается на последнем месте в «зеленом» рейтинге европейских столиц.

И эти данные отражают глубину пропасти, прежде всего, ментальной, между нами и странами Евросоюза, где готовы идти даже на серьезные экономические издержки ради сохранения окружающей среды и здоровья своих граждан. Решение по мусоросжигательным заводам – из этого ряда. И обусловлено оно тем, что европейцы поняли, что иначе просто не в состоянии решить проблему диоксинов и фуранов.

О том, что такое диоксины, украинцы, даже далекие от проблем химии и экологии, узнали в 2004 году после отравления Ющенко. Именно применением этого яда медики объяснили те фатальные изменения, которые произошли в здоровье и внешности тогда еще кандидата в президенты. В мире об опасности диоксина начали говорить давно, и в 2001 году завершилось обсуждение Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях, подписанты которой взяли на себя обязательства по запрещению производства и использования ряда особо опасных веществ и в т.ч. по пресечению образования диоксинов и фуранов (Украина, кстати, присоединилась к конвенции в 2007 году).

Диоксин – одно из самых страшных канцерогенных веществ на земле, которое является убийственным для организма даже в самых малых концентрациях. Отдельные разновидности образований этой группы в 60 тысяч раз ядовитее, чем цианистый калий. Летальная доза для человека составляет 10−6 г на килограмм веса. Причем, каждый год учеными открываются новые представители этой группы, а методы контроля за диоксинами отстают на несколько лет. Именно этим объясняется тот парадокс, что предельно допустимая концентрация диоксинов определяется практически на том же уровне, что и смертельная для человека доза: и в том, и в другом случае речь попросту идет о наименьшей концентрации, которую способны уловить приборы.

Так вот, главная проблема с этими самыми токсичными веществами на планете заключается в том, что они не расщепляются, ни в природных условиях, ни в живом организме, они только накапливаются в них с течением времени. Т.е. процесс естественной утилизации происходит, но очень медленно, он занимает много лет и по срокам сопоставим с периодами распада некоторых радиоактивных веществ. Так, период полураспада диоксина в естественных условиях – 10 лет, а, к примеру, стронция-90 – 7-12 лет. Накапливаясь в природе, диоксины неизбежно попадают в организм человека: через растительную или животную пищу (их действие сохраняется на всем протяжении пищевой цепочки) или через воздух.

Воздействие диоксина на человеческий организм настолько разрушительно, что его иногда называют «химическим СПИДом»: он подавляет иммунитет, убивает эндокринную и репродуктивную системы и неизбежно приводит к онкологическим заболеваниям. Ученые считают, ситуация зашла так далеко, что мы все подвержены так называемому «фоновому» диоксиновому воздействию, которое считается относительно безвредным. Но грань между «фоновым» воздействием и смертельной дозой настолько мала, что ни один человек не может чувствовать себя в безопасности. И я совершенно не преувеличиваю в данном случае. Эти токсичные вещества –100-%-ный продукт жизнедеятельности человека, но человек так и не придумал, как от них избавляться. Контролировать выбросы с МСЗ (а именно процесс горения мусора – главный «производитель» диоксинов и фуранов) научились, частично очищать выбросы – тоже. Но не полностью! В рамках старых технологий добиться 100%-ной чистоты процесса оказалось невозможным, т.е. эта задача в принципе не решаемая. Именно в этом ключевая причина, почему Евросоюз принял окончательное решение избавляться от мусоросжигания.

Можно не сомневаться, что за ним последуют и другие страны. Более того, Европа будет всячески поощрять, в том числе финансовыми стимулами, это движение. Не надо забывать, что в нашем глобальном мире локальных проблем уже почти не осталось, диоксины сегодня можно обнаружить в любой точке мира и в любой среде. И горящая свалка покрышек где-нибудь в Кувейте может создать угрозу для здоровья людей в Швеции или Канаде. Это одна из причин, почему правительства стран Запада всерьез задумываются о решении экологических проблем в разных частях планеты.

А что Украина?

Если развитые страны постоянно контролируют чистоту воздуха, воды и продуктов питания на предмет содержания диоксинов, то у нас подобные исследования практически не ведутся, по крайней мере, на государственном уровне. И это, как я уже говорил, вполне объяснимо экономически: одна лабораторная проба на содержание диоксина в золе может стоить от тысячи долларов, в дыме – и того больше. Т.е. мы как общество совершенно не защищены с этой стороны и поэтому нам особенно важно навести порядок в обращении с ТБО и исключить саму возможность токсичных выбросов в нашу среду обитания.

Большая наша беда заключается в огромном количестве свалок, и обустроенных, и несанкционированных, которые все время разрастаются и на которых практически нереально проконтролировать обстановку. Если на МСЗ выбросы можно хотя бы постоянно мониторить и ужесточать требования, заставляя владельцев устанавливать все более совершенные системы очитки, то ситуация с мусорными свалками, которыми переполнена Украина, в принципе не поддается контролю. И мы даже не в состоянии оценить тот ущерб, который причиняют нашему здоровью постоянные стихийный пожары.

Зато большой наш плюс в том, что в Украине практически нет мусоросжигательных заводов. Исключение – расположенный в Киеве завод «Энергия», по сути, единственный постоянно работающий объект такого рода. Его деятельность, безусловно, нуждается в объективном экологическом мониторинге за дымовыми выбросами и зольными сбросами с целью не допустить загрязнения свыше определенных фоновых стандартов. Однако других подобных объектов в Украине практически нет, а это означает, что мы можем переступить через ступеньку промышленной эволюции и сразу встать вровень с наиболее развитыми странами, применив более совершенные и экологически эффективные технологии переработки ТБО. И нам не нужно будет, как сейчас европейцам, думать о том, что же делать с огромным количеством МСЗ. Не говоря уже о том, что ни в коем случае не следует плодить технологии вчерашнего дня и строить новые МСЗ в Украине. Нам нужно двигаться европейским путем, но следовать не в фарватере, а быть одними из тех, кто идет впереди.

Как ни парадоксально, методом, который гарантирует отсутствие выбросов диоксинов и фуранов тоже является технология термического воздействия на ТБО. Однако в данном случае речь идет о более высоком температурном режиме в восстановительной среде, при котором токсичные вещества просто не образуются. Речь идет о термической переработке отходов методом газификации с использованием плазменной технологии.

Применением этого метода мы разрубаем целый гордиев узел проблем, связанных с утилизацией ТБО. И даем двойную экологическую защиту для украинцев, поскольку, с одной стороны, обеспечиваем абсолютно безопасную переработку мусора, с другой, – уменьшаем нагрузку на полигоны и свалки, а потом и разгружаем их. Последнее – не менее важная самостоятельная задача, поскольку у нас почти все полигоны, даже обустроенные, не соответствуют современным проектным нормам.

Есть и масса других выгод, о которых я не устаю говорить: возможность перерабатывать таким образом весь мусор, даже смешанный (что на время снимет остроту вопроса о введении дорогостоящего раздельного сбора), возможность безболезненной переработки даже опасных медицинских отходов, получение в результате синтез-газа, который может использоваться для производства электроэнергии и тепла, получение чистого шлака, который может применяться как строительный материал, возможность создать собственную новую «ветвь» промышленности, наладив производство оборудования для таких заводов по лицензии одной из мировых компаний. Т.е. во многих отношениях эта технология является настоящей панацеей в наших условиях.

Но самое главное, повторюсь, правильная термическая утилизация ТБО – самый лучший, самый эффективный и самый надежный способ предотвращения ядовитых выбросов диоксинов и фуранов в окружающую среду. А, следовательно, самый верный способ защиты нашего здоровья. Я очень хочу, чтобы эта простая мысль как можно скорее дошла до общественного сознания. Нам всем нужно объединяться вокруг таких простых ценностных идей. Чем скорее это произойдет, тем скорее мы разгребем завалы длинной череды экологических проблем и обеспечим здоровую среду обитания для самих себя, для наших детей, для наших внуков, для всех последующих за нами поколений.

2339 просмотров



Дополнительные ссылки