Портал новостроек

Бегущая стройка новости + объекты

СтройОбзор открыл Группу  в Facebook "Строители Харькова"    //   Все акции и новостройки от застройщиков - в разделе Новостройки Харькова

Вы здесь

Перспективы развития жилищных программ в Украине – интервью главы Держмолодьжитло Сергея Комнатного

Глава правления Государственного фонда содействия молодежному жилищному строительству Сергей Комнатный рассказал, сколько людей зарегистрированы на получения жилья по программам фонда, почему катастрофически упало финансирование программ из госбюджета, и кто заблокировал предоставление даже минимального количества жилья в 2018 году.

Первый вопрос о программах предоставления жилья от Держмолодьжитло. Какие программы еще существуют?

У нас есть две наши базовые программы: реализуемая с 1998 года программа по обеспечению молодежи жильем и программа «Доступное жилье». Первая предусматривает получение кредита молодой семьей на строительство либо приобретение жилья. Вторая - предоставление одноразовых безвозвратных субсидий в размере тридцати или пятидесяти процентов от стоимости жилья для граждан, которые нуждаются в улучшении жилищных условий и эту поддержку возвращать не надо.

Но, насколько я слышала, программа молодежного кредитования фактически сегодня не работает?

Она не работает в тех объемах, в которых бы нам хотелось. Ранее она реализовывалась за счет денег государственных и местных бюджетов. К сожалению, с 2014 года финансируется только органами местного самоуправления. Поэтому у нас на сегодня действует более ста региональных программ по обеспечению жильем, из которых семьдесят -  по льготному кредитованию молодежи. Также у нас есть программа кредитования молодежи за счет нашего уставного капитала. Мы, как финансовое учреждение, имеем уставной капитал, который ежегодно пополняется Кабинетом министров. В этом году он будет пополнен на тридцать миллионов. За счет этих денег мы тоже даем кредиты молодежи. Процентная ставка по этому кредиту – четырнадцать годовых. На сегодняшний день она привязана к средней ставке Национального банка.

Если в сравнении, то сколько было выдано квартир в 2013 году, когда программа еще полноценно работала, и насколько это количество уменьшилось в 2018 году?

В общем, по количеству договоров, в 2013 году таких семей было три с половиной тысячи. К сожалению, если взять прошлый год, то таких семей всего пятьсот шестьдесят восемь по всей стране. То есть, уменьшение более чем в шесть раз. При этом, более половины семей во всех наших программах – это именно молодые семьи.

Если судить по цифрам, то довольно существенно по всем программам сократилось госфинансирование.

Конечно. В 2013 году мы имели в государственном бюджете один миллиард гривен на программу удешевления стоимости ипотечных кредитов, сто миллионов на программу «Доступное жилье», порядка восьмидесяти миллионов на программу льготного молодежного кредитования и тридцать пять с местных бюджетов. В прошлом году из госбюджета было выделено всего тридцать миллионов на «Доступное жилье», двадцать восемь на кредитование из уставного капитала и сто семьдесят миллионов из местных бюджетов. То есть мы видим, что полностью поменялся вектор финансирования программ.

Как обычному человеку стать участником вашей программы? Нужно иметь определенный уровень дохода, предоставить прописку, стать на какой-то учет?

Если идти на молодежное кредитование, то, в первую очередь, семья должна соответствовать возрастным параметрам. По закону, молодежь у нас – это люди до тридцати пяти лет. Они должны состоять на квартирном учете. Доход семьи должен быть таким, чтобы денег хватало на погашение платежей по кредиту и у семьи оставалось не менее прожиточного минимума на каждого члена семьи. В программе «Доступное жилье» нет возрастных ограничений. С прошлого года убрали обязательное условие – квартирный учет. Теперь участие могут принимать люди, которые не имеют в собственности жилья. И те, у кого оно есть, но меньше нормы – триднадцать с половиной квадратов на каждого члена семьи. Для внутренне перемещенных лиц принимается во внимание только то жилье, которое у них есть на подконтрольной Украине территории. Если в Донецке, Луганске осталось жилье, но люди примут решение бросить его и переехать на подконтрольную территорию, они имеют право участвовать в этой программе. Единственное ограничение в «Доступном жилье» - это максимальный порог дохода. Принять участие в программе может семья, максимальный доход которой не превышает пятикратного размера средней заработной платы в соответствующем регионе. Это сделано для того, чтобы отсечь тех богатых граждан, которые могут самостоятельно, без помощи государства решить свои жилищные вопросы. Но в этом году мы планируем понизить эту ставку до трехкратного размера. В цифрах, в среднем, если на каждого члена семьи будет приходиться менее тридцати трех тысяч гривен, такая семья имеет право на участие в программе. Если больше – пожалуйста, самостоятельно. Очень важно остановиться на том, как и какие документы подавать гражданам. Кроме того, что семья должна отвечать критериям, надо понимать, как регистрироваться. В программе «Доступного жилья» мы уже с этого года реализовали возможность семье либо человеку самостоятельно подать документы онлайн через сайты каждого регионального управления. Человек может зайти туда, заполнить форму-анкету, прикрепить к ней соответствующие скан-копии документов и отправить. Система автоматически проанализирует анкету, которую подал человек, и он будет либо внесен, либо ему будет отказано во внесении в реестр. После того, как человек подал документы, он может в открытом реестре проверить, поставила его система или отказала, и в будущем следить за этой очередью самостоятельно. Этим мы полностью нивелировали влияние чиновника на формирование очереди на подачу документов. Никто уже не скажет, что у нас тут коррупция и где-то кого-то за руку поставили в очередь.

В какой период человек узнает, попадает он в программу, либо нет?

Его документы будут проанализированы и, либо его поставят в очередь и ему придет уведомление, что его зарегистрировали в этом реестре, либо же придет уведомление, что человеку отказали и будут объяснены причины отказа от регистрации. Заявка рассматривается в течении одного рабочего дня.

А как это происходит по другим программам?

По программе молодежного кредитования у нас тоже есть реестр, но, к сожалению, он не настолько открыт, как нам хочется, потому что действует еще с 2007 года. Поменять мы его сможем только в том случае, если внесем изменения в постановление Кабинета министров №584 «О порядке предоставления льготных долгосрочных кредитов молодым семьям и одиноким молодым гражданам на строительство (реконструкцию) и приобретение жилья». Он, этот порядок, очень забюрократизирован. Мы подготовили соответствующие предложения, они сегодня рассматриваются в министерствах. Мы должны вообще изменить процедуру администрирования программы молодежного кредитования и, в том числе, реестр. И обязательно до конца этого года, в случае принятия необходимых изменений в постановление Кабмина, мы реализуем открытый реестр с возможностью онлайн-подачи и в программе молодежного кредитования. Можно сказать, что на программе «Доступного жилья» мы проработали механизм, исключающий контакт заявителя с чиновником.

То есть в программе молодежного кредитования еще нет открытости?

Там тоже есть реестр, но в нем только идентификационные коды. Человек не может проследить, Иванов или Петров перед ним в очереди. За каждым человеком закреплен код. И нет возможности онлайн-подачи документов. Это то, что нам предстоит изменить в этом году.

Как я понимаю, нужно пребывать на квартирном учете?

Да, в программе льготного молодежного кредитования пока, к сожалению, обязательным условием является постановка на квартирный учет. Но, возвращаясь к тем изменением в постановление Кабинета министров №584, о которых я говорил, мы планируем и в этой программе снять квартирный учет. Вообще я убежден, что квартирный учет – это пережиток социализма, от которого нам необходимо избавляться. Квартирный учет принимается во внимание в случае предоставления бесплатного социального жилья по нашему старому Жилищному кодексу УССР. Все-таки по программам Держмолодьжитла нет бесплатного социального жилья, а есть финансовые механизмы, которые помогают людям решить их жилищный вопрос, но в любом случае, пускай даже частично, за их счет. То есть квартирного учета здесь быть не может. Квартучет – это удобный инструмент, придуманный для манипулирования обществом, который сдерживал граждан в определенных рамках. Для каждой семьи, для каждого человека свое жилье – это базовая потребность. И вот когда люди становились в очередь для получения жилья, они дорожили этой очередью. К примеру, за прогулы на работе либо за пьянство человека и его семью могли подвинуть на год в квартирной очереди. Естественно, люди вели себя в определенных рамках. Среднестатистический человек в Советском Союзе получал свою квартиру где-то к 45 годам. За это время, если подсчитать, он уже выплачивал государству две, а то и три квартиры через свои налоги.

Почему же такой механизм по-прежнему существует?

У нас есть основополагающий документ, последний «динозавр» ушедшей эпохи – Жилищный кодекс Украинской ССР. Это главный документ жилищной политики Украины, который был принят еще в 1983 году. В 1984 году он вступил в силу и действует до сих пор. Начинается он словами: «В результате победы Великой октябрьской социалистической революции в нашей стране… Воплощая в жизнь ленинские идеи построения социалистического общества…». Это действующая преамбула к работающему в Украине кодексу! То есть мы понимаем, насколько устарели нормы этого документа и как сложно на таком фундаменте строить современную жилищную политику в стране. Согласно Жилищному кодексу, жилье положено каждому гражданину и бесплатно. Но мы понимаем, что сегодня, в цивилизованном мире, такого не бывает, что не сможет страна финансово обеспечить жильем всех безоплатно. Квартирный учет – это клондайк коррупции.

Сейчас в приоритете государства все-таки содействие в предоставлении квартир переселенцам. Как происходит отбор кандидатов?

Начнем с того, что в нашей стране сегодня около одного с половиной миллиона внутренних переселенцев. Никто не анализирует их жилищные проблемы. Есть реестр переселенцев, который работает в тестовом режиме, но в нем нет раздела о том, требуют ли они жилья или же приехали и уже купили здесь жилье, либо приехали к родственникам. По данным общественных организаций, около шестидесяти процентов переселенцев остро нуждаются в жилье на подконтрольной территории. Что происходит в стране с решением жилищных проблем переселенцев? Есть некоторые программы, в основном грантовые, либо программы органов местного самоуправления по обеспечению переселенцев временным жильем. Людям предлагают либо модульне городки, железные домики, вагончики, либо это предоставление каких-то номеров в государственных или коммунальных гостиницах, или же каких-то заброшенных жилых помещений. Мы понимаем, что человек или семья не может жить и развиваться в такой среде. Но комплексной государственной программы по обеспечению жильем переселенцев в нашей стране сегодня не существует.

Почему ее до сих пор нет?

Первое - нет политической воли. Второе – как всегда, не хватает денег. Если принять комплексную программу, то ее надо финансировать. А как же финансировать, если нужно будет урезать, к примеру, статью компенсации жилья для депутатов? Но не все так плохо. В 2016 году мы утвердили стратегию Держмолодьжилья, одним из пунктов которой является решение жилищного вопроса внутренне перемещенных лиц. Программа «Доступное жилье» раньше работала по формуле семьдесят на тридцать, где тридцать составляла государственная поддержка. В прошлом году мы с Минрегионом разработали, а парламент принял изменения в закон, также внесены соответствующие изменения в постановление Кабмина, и государственная поддержка для участников АТО и переселенцев с тридцати увеличилась до пятидесяти процентов. И это сегодня – единственная государственная программа, способная обеспечить постоянным жильем переселенцев.

Насколько эта единственная в стране программа, которая даже не полностью функционирует под переселенцев, удовлетворяет реальную потребность людей в получении крыши над головой?

В прошлом году у нас были мизерные тридцать миллионов гривен на ее реализацию. И, опять же, эти деньги мы, можно сказать, «по сусекам наскребли» из других наших программ, где была экономия. Всего воспользовались программой девяносто одна семья, шестьдесят пять из которых - это переселенцы. На предусмотренные в этом году в госбюджете сто миллионов мы можем обеспечить жильем примерно четыреста семей. Полагаем, что половина из них будут семьи переселенцев. Это ничтожно мало, меньше одного процента. Но это уже начало. Сегодня для участия в программе «Доступное жилье» зарегистрировались восемь тысяч граждан. Еженедельно около сто граждан регистрируется для участия в этой программе. Если бы были утверждены наши бюджетные запросы, которые мы в позапрошлом и прошлом году подавали и подаем на 2019 год, мы бы смогли ежегодно обеспечивать жильем около трех тысяч семей. Да, в программе «Доступное жилье» нет прямого возврата средств в бюджет государства, но она стимулирует строительную отрасль, благодаря чему есть косвенный возврат бюджетных денег через налоги застройщика и развитие смежных отраслей экономики. Но есть еще программа льготного кредитования за счет уставного капитала фонда. По которой фонд выдает кредиты гражданам под четырнадцать годовых, потому что мы привязаны к учетной ставке Нацбанка, и деньги, которые возвращаются, как погашение по кредитам, направляются на следующее кредитование. То есть, это постоянно действующий револьверный фонд. Есть у нас триста миллионов в уставном капитале, и мы постоянно кредитуем. Вернулись деньги по ранее выданным кредитам – мы снова кредитуем по программе. Тут идет прямой возврат.

Представим такую ситуацию. Человек не переселенец и продолжает жить на оккупированной территории, но ему вдруг захотелось получить квартиру в столице. Он приезжает сюда, подает заявку на вашу программу или онлайн подает документы… Сможет ли он стать ее участником?

Здоровое желание. Но в таком случае он может принять участие как обычный гражданин, не имея льгот, какие имеют переселенцы и участники боевых действий.

Название вашего учреждения говорит само за себя – вы должны помогать молодым украинцам решить жилищный вопрос. Однако программа молодежного кредитования даже не получает поддержки государства. Может, вам следовало бы переименовать себя в агентство содействия жилищному строительству переселенцев?

Название фонда сложилось исторически, в процессе учреждения общественной организацией Укрмолодьжитло 27 лет назад. Была тогда одна программа, и фонд создавали под администрирование одной программы – обеспечения молодежи жильем. За два с половиной десятилетия в стране появлялись новые программы, и Держмолодьжитло определяли их исполнителем. С 2009 года мы являемся финансовым учреждением с соответствующими лицензиями. Так что название «молодежное» осталось за нами исторически. У нас, по факту, только одна программа сугубо для молодежи. Стратегия развития фонда предусматривает модернизацию финансового учреждения путем корпоратизации нашей деятельности. Мы подготовили соответствующий законопроект, задача которого преобразовать фонд в акционерное общество. 100% его акций будут принадлежать государству. Но при эмиссии акций мы сможем привлечь как внутренние, так и зарубежные инвестиции. В процессе корпоратизации, естественно, изменится и наше название.

И как будете называться?

Мы предполагаем название «Государственный фонд содействия жилищному строительству». Без слова «молодежь». Ведь, по факту, направлений нашей работы стало больше.

Давайте вернемся к государственному бюджету. Вы уже вспоминали, что на реализацию программы «Доступное жилье» просили один миллиард на этот год, а получили сто миллионов. У вас были дискуссии по этому поводу на высоком уровне?

Конечно. Скажу больше: мы предлагали программу «Доступное жилье» как одну из социальных инициатив власти. К сожалению, в государстве нашлись другие приоритетные проекты. Но все же мы находимся в процессе дискуссии с профильными комитетами парламента по вопросу увеличения финансирования программы. Сегодня в Верховной Раде зарегистрированы четыре законопроекта об увеличении ассигнований на «Доступное жилье» до одного миллиарда на этот год. На следующий год наши бюджетные запросы таковы: на программу «Доступного жилья» - один миллиард и на льготное кредитование – миллиард с половиной.

А кто при распределении денежных средств был категорически против выделения запрашиваемой суммы?

Естественно, Минфин. У Минфина всегда ни на что денег нет. Им надо, в первую очередь, гасить международные долговые обязательства государства, и уже затем удовлетворить все другие заявки, большинство которых, к сожалению, носят политический характер. На один с половиной миллион переселенцев в этом году в госбюджете предусмотрено ровно столько денег, сколько предусмотрено на четыреста пятьдесят депутатов! Но ведь переселенцы, в основной своей массе, мягко говоря, люди небогатые, а среди парламентариев едва не половина - миллионеры. Зато – одинаковая сумма на жилье. И где справедливость?

Вы рассказываете, что Фонду очень мало выделяют денег. Но недавно вы заявили, что даже выделенные средства региональные управления не имеют возможности освоить. В чем проблема?

Это происходит потому, что до сих пор мы не получили порядка использования средств по программе «Доступное жилье» и по уставному капиталу. В нашей бюрократической системе уже полгода мы согласовываем эти порядки. Проблема состоит в том, что после распределения денег по регионам, застройщики неохотно подавались на отбор для участия в программе. В этом году вместе с Минрегионом мы разработали изменения в программу. Дадим право выбора своей квартиры самим людям. Не будет комиссии, которая определяет застройщиков и объекты, куда можно инвестировать деньги по программе. Человек сам пойдет и выберет, а мы должны будем только проверить, насколько законный застройщик и объект выбран человеком. Но к любому документу, который мы засылаем, получаем кучу замечаний. Каждое из них мы должны согласовать со всеми министерствами. И пока не согласуем новый порядок, деньги лежат на счетах Минрегиона.

Это значит, что люди не получают квартир?

К сожалению, да.

Но вы же понимаете, что уже больше полугода прошло. Когда эти квартиры будут выдаваться?

Мы понимаем. Но фонд направил свои изменения в феврале, и все это время центральные органы исполнительной власти изучают наш документ. И вот после последнего совещания необходимые бумаги уже передали в Кабмин. Надеемся, в течение недели-двух вопрос решится. Пока же в этом году по программе «Доступное жилье» движения нет.

То есть, по сути, переселенцы не приобрели еще ни одной квартиры?

Фонд освоил финансирование прошлого года. Повторюсь, в этом году ждем измененного порядка. Это для нас большая головная боль – согласовать документ с Минфином, который прямо заинтересован, чтобы бюджетные деньги не были освоены и, тем самым, уменьшить дефицит бюджета либо перераспределить на другое. Но мы этого не допустим.

Я хочу вернуться к вопросу молодежи. Видите ли вы связь между массовым выездом молодых специалистов за границу и труднодоступностью нового жилья в Украине?

Сегодня молодежь, принимая решение уехать на ПМЖ за границу, называет две главные причины – отсутствие достойной заработной платы и возможности решить жилищный вопрос в Украине. За годы независимости нашу страну покинули около двухсот тысяч научных сотрудников. Часть из них – молодые специалисты, которых Украина воспитала и выучила, люди, которые должны были поднимать экономику страны. Сегодня очень большой отток рабочей силы – это молодые люди, которые не обременены семьей и другими заботами. Они уезжают за границу потому, что там больше зарплаты. Те, у кого есть образование, уже не возвращаются в страну.

Как вы оцениваете масштаб этой проблемы?

Как критический. Несмотря на это, данному вопросу уделяют мало внимания на государственном уровне.

Какие инициативы подаст ваш фонд в следующем году?

Инициатива по программе обеспечения жильем молодежи. В первую очередь, давать молодежные кредиты официально трудоустроенным семьям. И увеличивать объемы реализации этих программ. Наши молодые семьи, которые получили льготный кредит, никуда не уезжают, остаются здесь. Они дорожат этим кредитом, а для того, чтобы его выплатить, будут устраиваться на работу. Заметьте, у нас самый низкий из финучреждений процент невозврата по кредитам.

Вы раньше говорили об одной из инициатив – подписании договоров с предприятиями для выдачи квартир специалистам этих предприятий.

К нам обращалась и «Укрзализныця», и «Запорожсталь», и небольшие предприятия с просьбой предоставить им механизмы, способные помочь удержать сотрудников. Мы эти предложения подготовили. Есть ряд предприятий, у которых есть земля и деньги для строительства жилья.  Но просто что-то построить и выдать жилье бесплатно – это не будет стимулировать сотрудника оставаться здесь работать. Он его взял в собственность, через год продал и уехал. Необходимо дать человеку льготный кредит, может быть, даже беспроцентный, который он будет выплачивать на протяжении 10-20 лет, но при этом будет обязан работать на этом рабочем месте. Мы, как уникальный финансовый инструмент, можем администрировать эти программы. Но здесь есть проблема в законодательстве и налогообложении. Предприятия могут предоставить ресурсы на эти цели, но только со своих доходов, уплатив налог, НДС, а потом выделить определенную сумму денег на реализацию такого проекта. Если бы мы могли определить, что эти средства, которые выделяют на такие программы, ложились в расходы и с них не уплачивался бы дополнительный налог, такие программы пошли бы.

Какая именно ваша участь в этом?

Предприятие не может дать кредит. И не может контролировать его возврат - это лицензионная деятельность. Банк может это делать только если кредит не менее, чем учетная ставка Нацбанка. То есть только Держмолодьжитло сегодня является инструментом, неприбыльной организацией, которая имеет полномочия администрировать кредиты независимо от ставки Нацбанка, потому что мы не должны следить за своей ликвидностью.

А что с теми молодыми людьми, которые долгое время стояли на квартирном учете, и вдруг объемы жилья в десятки раз сократились?

Первое - людям, которые на тот момент уже подписали договора, не о чем волноваться. Они либо получили кредит и его выплачивают, и для них ставка не будет подниматься, так как она зафиксирована в договоре (те, кто получил кредит до 2013 года, платят меньше, чем сумма платежей за коммунальные услуги), либо получили кредиты в банках, по которым фонд предоставляет частичную компенсацию, и им тоже не о чем волноваться. Ежегодно эти ассигнования в бюджете есть, они защищены, и мы проценты как компенсировали, так и будем компенсировать. Что касается людей, которые встали в очередь и ждут, но не получили еще ничего, конечно, это проблема. Если раньше по очереди две с половиной тысячи семей в год уходило, то сегодня это только пятьсот.

Сколько сейчас в этой очереди людей?

На льготный кредит почти двенадцать тысяч. А в 2014 было почти четырнадцать. Многие уходят, а новые, понимая, что финансирования нет, не становятся. Человек прежде, чем подать сегодня документы, смотрит, а есть ли смысл в этом вообще. В 2014-2016 годах у нас был полный провал по финансированию, в 2016 начали модернизировать программу, в 2017 возобновили программу «Доступного жилья», получили больше денег из местных бюджетов. За последние четыре года с тридцати пяти до ста семидесяти миллионов выросли поступления из местных бюджетов. В этом году уже двести тридцать пять, в следующем мы ожидаем не менее триста миллионов. Тут идет рост, финансовая децентрализация дает свои плоды.

Предъявляют ли вам претензии относительно нецелевого использования денег?

Нецелевое использование в принципе невозможно, так у нас бюджетная программа. Есть паспорт бюджетной программы, который четко предписывает, как и на какие цели могут быть потрачены бюджетные средства, которые лежат в казначействе, куда мы несем платежку. И когда мы несем платежу, казначейство проверяет, соответствует ли цель записанной в паспорте. Что касается эффективности, то вопросы есть. Это связано с тем, что деньги уже восемь месяцев лежат на счету в министерстве, а не работают для людей. Но по чьей вине? Ведь ряд министерств по два-три месяца рассматривает документ. И выдумывают, какое замечание написать.

Что ключевое сейчас нужно менять в жилищном кодексе для реанимации жилищной политики?

Сегодня существуют две рабочие группы по наработке нового Жилищного кодекса – одна в комитете Верховной Рады, одна в Администрации Президента. За годы независимости было несколько попыток изменить ЖК, все они не увенчались успехом. Нам необходимо сегодня сказать обществу: все, бесплатного жилья для всех и в собственность больше не будет, а люди ежедневно встают на квартирную очередь и ждут, что им будет бесплатное жилье и в собственность при этом. Людям нужно сказать, что такого не будет больше. Но при этом будет социальное жилье для граждан, которые мало обеспечены, инвалиды. Необходимо также определить категорию граждан, которым полагается социальное жилье. Но это социальное жилье не должно быть в собственности, оно должно быть в праве пользования или в дешевой аренде. И для тех граждан, кто не подпадают под категорию социального, должны быть доступные финансово-кредитные механизмы, чтобы люди могли купить либо построить себе жилье. И должен быть цивилизованный, урегулированный и прозрачный рынок аренды, в том числе и социальной. У нас девяносто процентов рынка арендного жилья в тени, цены баснословные. Политики не хотят об этом говорить, потому что это непопулярные меры. Пусть лучше проблема остается, может, ее решит кто-то другой.

А есть ли здесь социальная политика? И как же депутаты, которым разрешено приватизировать жилье?

Меня это и не устраивает. Депутаты такие же люди, как и все остальные. Те, кто имеет доступ к власти, имеют возможность бесплатно получать жилье либо его приватизировать. А те, кто годами стоит на квартирном учете, ничего не имеют. Все граждане и в, первую очередь, депутаты, прокуроры и другие не должны становиться владельцами бесплатного жилья «в подарок» от государства.

А вы лично участвовали в какой-то из программ Держмолодьжитла?

У нас есть не программа, а возможность, как и у некоторых других финансовых, строительных и прочих организаций, для сотрудников, которые имеют опыт работы не менее двух лет и высокие показатели работы, получить кредит на жилье за счет собственных денег фонда. Но это не бюджетная программа и не бесплатное жилье! Еще раз - собственные средства фонда и покупка жилья лучшими сотрудниками, как стимул сохранить их в нашем коллективе. В 2015 году, когда я не был руководителем фонда, а работал в Киевском региональном управлении, я такой возможностью воспользовался.

Программа кредитования для сотрудников фонда еще существует?

Сегодня, с учетом того, что финансирование ограничено, нами такая программа приостановлена.

Источник

308 просмотров



Дополнительные ссылки